Александр Сергеевич Грибоедов

Памятник Александру Сергеевичу Грибоедову в Москве
Памятник Александру Сергеевичу Грибоедову в Москве

Русский драматург, автор «Горя от ума», Александр Сергеевич Грибоедов родился 15 (4 по старому стилю) января 1795 года (год рождения, впрочем, спорен) в московской дворянской семье.

Его отец, отставной секунд-майор Сергей Иванович, человек небольшого образования и скромного происхождения, редко бывал в семье, предпочитая жить в деревне или отдаваться карточной игре, истощившей его средства. Мать, Настасья Федоровна, происходившая из другой ветви Грибоедовых, более богатой и знатной, была женщина властная, порывистая, известная в Москве по уму и резкости тона. Она любила сына и дочь, Марию Сергеевну (двумя годами моложе брата), окружила их всякими заботами, дала им прекрасное домашнее воспитание.

Мария Сергеевна славилась в Москве и далеко за её пределами как пианистка (она также прекрасно играла на арфе). Александр Сергеевич Грибоедов с детства владел французским, немецким, английским и итальянским языками и отлично играл на фортепиано. Воспитателями его были выбраны видные педагоги: сначала Петрозилиус, составитель каталогов библиотеки московского университета, позже Богдан Иванович Ион, питомец геттингенского университета, потом учившийся в Москве и первый получивший степень доктора прав в казанском университете. Дальнейшее воспитание и образование А.С. Грибоедова, домашнее, школьное и университетское, шло под общим руководством известного профессора философа и филолога И.Т. Буле. С раннего детства поэт вращался в очень культурной среде. Вместе с матерью и сестрою он часто проводил лето у своего богатого дяди, Алексея Федоровича Грибоедова в известном имении Хмелиты в Смоленской губернии, где мог встречаться с семьями Якушкиных, Пестелей и других известных потом общественных деятелей. В Москве Грибоедовы были связаны родственными узами с Одоевскими, Паскевичами, Римскими-Корсаковыми, Нарышкиными и знакомы с огромным кругом столичного барства.

В 1802 или 1803 году Александр Сергеевич Грибоедов поступил в московский университетский благородный пансион. 22 декабря 1803 года он получил там «один приз» в «меньшем возрасте». Три года спустя, 30 января 1806 года, А.С. Грибоедов был принят в Московский университет в возрасте около одиннадцати лет. 3 июня 1808 года он уже был произведён в кандидаты словесных наук и продолжал образование по юридическому факультету. 15 июня 1810 года Александр Грибоедов получил степень кандидата прав. Позднее он ещё изучал математику и естественные науки и в 1812 году был уже «готов к испытанию для поступления в чин доктора». Патриотизм увлёк поэта на военную службу, и поприще науки было навсегда покинуто.

Памятник Александру Сергеевичу Грибоедову в Москве
Памятник Александру Сергеевичу Грибоедову в Москве

Александр Сергеевич Грибоедов прожил недолгую, но богатую содержанием жизнь. От увлечения наукой в московском университете он перешёл к беззаботному прожиганию жизни на военной службе и потом в Петербурге. Смерть Шереметева вызвала в душе его острый кризис и побудила его, по словам А.С. Пушкина, к «крутому повороту», и на Востоке он склонился к самоуглублению и замкнутости. Когда он вернулся оттуда в Россию в 1823 году, это уже был зрелый человек, строгий к себе и людям и большой скептик, даже пессимист. Общественная драма 14 декабря, горькие размышления о людях и родине, а также тревога за своё дарование вызвали у А.С. Грибоедова новый душевный кризис, который грозил разрешиться самоубийством. Но поздняя любовь скрасила последние дни жизни поэта.

Многие факты свидетельствуют, как он мог горячо любить — жену, мать, сестру, друзей, как он был богат сильной волей, мужеством, горячим темпераментом. А.А. Бестужев так описывает его в 1824 году: «вошёл человек благородной наружности, среднего роста, в чёрном фраке, в очках на глазах… В лице его видно было столько же искреннего участия, как в его приемах уменья жить в хорошем обществе, но без всякого жеманства, без всякой формальности; можно сказать даже, что движения его были как-то странны и отрывисты и со всем тем приличны, как нельзя более… Обладая всеми светскими выгодами, Грибоедов не любил света, не любил пустых визитов или чинных обедов, ни блестящих праздников так называемого лучшего общества. Узы ничтожных приличий были ему несносны потому даже, что они узы. Он не мог и не хотел скрывать насмешки над позлащенною и самодовольною глупостью, ни презрения к низкой искательности, ни негодования при виде счастливого порока. Кровь сердца всегда играла у него в лице. Никто не похвалится его лестью, никто не дерзнёт сказать, будто слышал от него неправду. Он мог сам обманываться, но обманывать — никогда». Современники упоминают о его порывистости, резкости в обращении, желчности наряду с мягкостью и нежностью и особым даром нравиться. Очарованию А.С. Грибоедова поддавались даже люди, предубежденные против него. Друзья же любили его беззаветно, как и он умел любить их горячо. Когда декабристы попали в беду, он всячески хлопотал, чтобы облегчить участь кого только мог: кн. А.И. Одоевского, А.А. Бестужева, Добринского.