60 лет назад состоялся первый пуск ракеты Р-9

Ракета Р-9А около входа в Центральный музей Вооружённых сил Российской Федерации (улица Советской Армии, 2)
Ракета Р-9А около входа в Центральный музей Вооружённых сил Российской Федерации (улица Советской Армии, 2)

В этот день 60 лет назад, за трое суток до пуска космической ракеты с кораблем-спутником «Восток» и космонавтом на борту, с соседней стартовой позиции на полигоне Тюра-Там в казахстанской степи отправили «с прицелом на Камчатку» новую межконтинентальную баллистическую ракету Р-9 конструкции Сергея Павловича Королёва.

День 9 апреля 1961 года был воскресный, однако в монтажно-испытательных цехах и как минимум на двух стартовых площадках НИИП-5 (Научно-исследовательского испытательного полигона № 5), как официально называлось это место, работа кипела с раннего утра. На площадке №1, которую теперь именуют «Гагаринский старт», шли приготовления к приёму ракеты-носителя. А к ней самой ещё надо было пристыковать и протестировать корабль…

В тот же самый день была и другая забота у Сергея Королёва и команды его соратников. В буквальном смысле — испытание: себе и первой межконтинентальной баллистической ракете Р-9.

Вот как отпечаталось это в памяти Бориса Евсеевича Чертока, одного из ведущих конструкторов королёвского ОКБ-1: «За три дня до старта Гагарина, 9 апреля, решили провести первый пуск новой межконтинентальной ракеты Р-9, в несекретной документации — «изделие 8К75». Это событие вклинилось в подготовку пуска Гагарина и многим из нас испортило последующий праздник. Пуск Р-9 был назначен на 5 часов утра 9 апреля. Фактически он состоялся в 12 часов 15 минут. Ракета простояла под кислородом в заправленном состоянии лишних семь часов в связи с поисками ошибок в схеме наземной автоматики управления заправкой. После долгих и мучительных попыток набора готовности ракета ушла со старта с непривычной для глаз резвостью».

Как зафиксировали контрольно-измерительные приборы и станции слежения, вторая ступень ракеты выключилась преждевременно, были и другие замечания. На запуске присутствовали заместитель министра обороны СССР, командующий ракетными войсками стратегического назначения маршал К.С. Москаленко и председатель Государственного комитета по оборонной технике К.Н. Руднев. Однако на торжественном построении всех участников пуска — военных и гражданских — они об этих «недочётах» говорить не стали, а лишь поздравили всех с большим успехом. С благодарностью к испытателям обратился и сам С.П. Королёв.

«Он единственный, кто сказал, что далеко не всё прошло гладко, ракета не дошла до цели, и нам предстоит над ней ещё много работать, — свидетельствует в мемуарах «Ракеты и люди» Борис Черток. — Тут же, на площадке, после торжественного построения Королёв доложил Москаленко и Рудневу, что поручает Мишину и мне немедленно приступить к разбору причин всех непорядков, имевших место при подготовке к пуску Р-9».

В дневнике генерал-полковника авиации Николая Петровича Каманина, который отвечал за подготовку космонавтов и в те дни находился постоянно с ними, об этом явно не рядовом событии сказано на редкость скупо: «Сегодня Королёв пустил «девятку» (МБР Р-9), пуск прошёл нормально — маршал Москаленко оценил его как рождение новой межконтинентальной ракеты. Несколькими днями раньше состоялся пуск МБР Янгеля Р-16, которая достигла «цели» на Камчатке с очень высокой точностью (отклонение по дальности 400 метров, а по направлению 50 метров)».

Ракета Р-9, испытанная в первый раз 9 апреля 1961 года, имела расчётную дальность полёта 10 тысяч километров. Стартовая масса — 80 тонн, вес «полезной нагрузки», то есть головной части с ядерным зарядом — от 1,6 до 2 тонн. Её шахтным вариантом, уже изменённым и доработанным, станет Р-9А. Официально эту МБР примут на вооружение в июле 1965 года. Всего будет развёрнуто около 30 ракет такого типа в частях РВСН в Омске, Тюмени, Козельске, Плесецке и Байконуре.